Радио Визави Тула
               
 

НОВОСТИ


 
Вход | Регистрация
В онлайне - 1
Гостей - 1
Авторизирован. - 0:

 

Новость часа


 

Тульская афиша


 

Музыка на Визави


 

 

РОБЕРТ ШУМАН, часть 3

На основе этого мелодического «зерна», которое, в свою очередь, тоже варьируется, композитор создает пьесы совершенно разные, контрастные, но объединенные между собой мелодическим родством. И благодаря этому, когда слушаешь «Карнавал», кажется, что перед тобой проносится неудержимый поток жизни бурный, стремительный, насыщенный неожиданными событиями, встречами, впечатлениями и вместе с тем нерасчленимый, связанный воедино невидимыми нитями. Чудится, будто это и впрямь картина карнавала, показанная сквозь восприятие одного человека автора произведения. Кстати, по признанию самого Шумана, произведение создавалось как раз во время лейпцигского карнавала 1835 года. Но, конечно, в сочинении Шумана тема карнавала обретает обобщенное, символическое значение.

Цикл открывается «Преамбулой», рисующей картину праздника торжественного и суетливого, пронизанного ярким веселым тоном, но вместе с тем порой окрашенного в волнующие, лирические тона.

Появляются широко известные персонажи итальянской комедии масок: ленивый, неловкий Пьеро, остроумный, блистательный Арлекин, кокетливая Коломбина, танцующая со старым, словоохотливым Панталоне. Но рядом с ними неожиданно возникают музыкальные кумиры Шумана: неистовый, феерический виртуоз Паганини и чарующий, изысканный Шопен.

Здесь же и сам автор, представленный в двух своих ипостасях: страстный, капризный, «взрывчатый» Флорестан и мягкий, мечтательный, всегда обуздывающий свои порывы Эвсебий. И тут же «Эстрелла» и «Киарина» два романтических вальса, запечатлевших образы пылкой, восторженной Эрнестины фон Фриккен и мягкой, задушевной Клары Вик.

Наконец, в финале все Давидсбюндлеры, охваченные боевым порывом, торжественным маршем выступают против тупицфилистеров, вновь, как и в «Бабочках», охарактеризованных старомодным немецким танцем «Гросфатером».

В «Карнавале» с громадной силой раскрылись и чудесный лирический дар Шумана, умеющего проникать в самые потаенные уголки человеческого сердца, и его необыкновенно мастерское владение жанром характеристического музыкального портрета.

Новые творческие задачи, поставленные Шуманом, вызвали к жизни необычные, новаторские приемы музыкального письма, композиторской техники. Все это нашло продолжение в его последующих произведениях «Давидсбюндлерах», «Симфонических этюдах», «Крейслериане». Сам Шуман особенно высоко ценил «Крейслериану», ставя ее едва ли не на первое место среди всех своих фортепианных произведений. Вероятно, это сочинение было столь дорого ему потому, что оно создавалось в 1838 году, когда и чувство Шумана к Кларе, и сопротивление ее отца достигли своего апогея, вызвав немыслимое душевное напряжение композитора, запечатленное в «Крейслериане» с каким--то редким лирическим волнением, необычайной душевной страстью. Название цикла выдает его связь с произведениями уже не раз упоминавшегося нами замечательного немецкого писателя Эрнста Теодора Амадея Гофмана, в которых фигурирует «безумный капельмейстер» Иоганн Крейслер. Он появляется в нескольких произведениях писателя в «Житейских рассуждениях Кота Мура», в «Крейслериане», которая входит в «Фантазии в манере Калло». Конечно, никаких сюжетных перекличек между новеллами Гофмана и фортепианным циклом Шумана нет. Просто название передает господствующий дух сочинения присущий ему романтический порыв, самозабвенную страстность. Шуман очень любил этого героя Гофмана, с его всепоглощающим увлечением музыкой, с его едва ли не яростным протестом против сухого ремесленничества, поверхностного эпигонства и пустоты в искусстве.

В «Крейслериану» входит восемь пьес. Но каждая из них включает еще несколько самостоятельных эпизодов. Уже знакомый нам по «Карнавалу» принцип «свободных вариаций» получает здесь новое, еще более свободное претворение. Здесь нет какойлибо одной главной темы, которая повторялась и варьировалась бы во всех пьесах цикла, но есть основной образ, получающий на протяжении всего произведения разное, хотя и родственное музыкальное воплощение.

Он появляется почти во всех пьесах и выражает флорестановское начало, концентрируя в себе безудержный порыв, бурный темперамент, яркую, открытую эмоциональность. Однако есть и контрастные эпизоды возвышенные, лирические, сосредоточенные, мечтательные; в них слышится голос Эвсебия.



Рекомендуем:

©  Радио "Визави" ООО "Приток"

Разработка, поддержка, программное обеспечение: "СВ-Дизайн"

Сайт работает на m3.Сайт /версия CPU.0.1/