Радио Визави Тула
               
 

НОВОСТИ


 
Вход | Регистрация
В онлайне - 1
Гостей - 1
Авторизирован. - 0:

 

Новость часа


 

Тульская афиша


 

Музыка на Визави


 

 

ИОГАННЕС БРАМС, часть 2

Последние двадцать лет период зрелого мастерства композитора оказались весьма плодотворными. Брамс создает свои симфонии, концерты, увертюры, скрипичные сонаты, фортепианные трио, струнные квартеты. Но в самые последние годы он вновь возвращается к фортепиано и пишет свои изумительные интермеццо, которые воспринимаются как монологи автора.

Обратимся теперь к симфониям Брамса, в которых с особой силой проявила себя его самобытная натура. Композитор ощущал огромное чувство ответственности за судьбу этого жанра, ставшего средоточием классических традиций.

О той роли, которую симфонии Брамса сыграли в европейской музыкальной культуре, блестяще сказал наш выдающийся исследователь и пропагандист русской и западной музыки И.И.Соллертинский:

«Свое «боевое крещение» симфонизм Брамса получил в Вене (куда Брамс переехал в 60е годы. Е.Г.) в тех же 7080х годах прошлого столетия: он оказался в центре страстной и продолжительной дискуссии между «листовагнерианцами» и «браминами» (этой иронической кличкой враги обзывали приверженцев музыки Брамса), по своей непримиримой ожесточенности напоминавшей войну между «і люкистами» и «пиччиннистами», разыгравшуюся в оперных фойе и литературнофилософских салонах Парижа столетием раньше. В печати лидером брамсианцев выступал саркастический, тонкий и умный критик Эдуард Ганслик; его поддерживали великие и пламенно энтузиастические пропагандисты творчества Брамса скрипач Иозеф Иоахим, дирижер и пианист Ганс Бюлов.

В свою очередь неукротимый Вагнер кстати, на редкость искусный мастер поднимать вокруг своего дела оглушительный полемический шум мобилизовал против Брамса целую армию своих адептов музыкальных писателей, журналистов, молодых композиторов, студентов и просто восторженных юношей. Среди них впоследствии выделится ярко своеобразная фигура Гуго Вольфа (австрийского композитора. Е.Г.), который своими резкими и пристрастными статьями по адресу Брамса в «Венском салонном листке». будет подливать немало масла в огонь дискуссии.

В этих спорах очень характерна позиция самого Брамса: он начисто воздерживается от каких бы то ни было печатных или публичных выступлений, и вовсе не потому, что хочет остаться в тени и руководить дискуссией закулисно, он нисколько не сочувствует полемическому темпераменту ни друзей, ни противников. Брамс был художником, который в точном смысле слова стоял на высшей ступени современной ему цивилизации. Его литературные и музыкальные вкусы были на редкость широки и разносторонни. Он вполне понимал и высоко ценил музыку своего яростного врага Рихарда Вагнера особенно партитуру «Мейстерзингеров», что не мешало ему горячо восхищаться «Реквиемом» Верди и почитать «Кармен» Бизе своей любимой оперой.

И всетаки, как ни глубоко ценил Брамс музыку Рихарда Вагнера (как и пианистическую гениальность Листа), разделять творческие принципы и установки байрейтского маэстро (так часто называют Вагнера, прожившего много лет в Байрейте и создавшего там свой театр. Е.Г.) или веймарской школы, созданной Листом, он не мог. Всем его убеждениям, всей его «философии культуры», воспитанной на чувстве исторической преемственности между прошлым и настоящим, органически претил сам вагнеровский замысел «музыки будущего», для которой вся классическая музыкальная традиция лишь трамплин для прыжка в неизвестное, которая не признает великих мастеров Х?ІІХ?ІІІ веков. и которая начинает свое летоисчисление лишь с Бетховена, рассматриваемого в качестве «предтечи». Вагнеровская идея «синтетического произведения искусства» («Gesamtkunstwerk»), возникающего на основе музыкального театра и отменяющего все дотоле существовавшие отдельно музыкальные жанры симфонию, сонату и т.д., не могла не казаться Брамсу дилетантской утопией. Еще менее мог согласиться Брамс с теорией отмирания чисто инструментального симфонизма, проповедуемой Вагнером: будто Бетховен исчерпал в первых своих восьми симфониях все возможности инструментальной музыки, а в финале Девятой симфонии капитулировал перед силой поэтического слова, тем самым доказав невозможность продолжать оперировать дальше одними оркестровыми средствами. Поэтомуде, по мысли Вагнера, финал Девятой симфонии Бетховена это тот дифирамб (в древнегреческом смысле слова), из которого подобно античной родится музыкальная трагедия будущего.

Именно потому с таким сектантским негодованием встретили вагнерианцы появление «Десятой симфонии Бетховена» Первой симфонии Брамса: самый факт возможности ее создания являлся живым творческим опровержением вагнеровских теоретических прогнозов!»

Действительно, в творчестве Брамса получили последовательное развитие традиции, заложенные классиками, и прежде всего Бетховеном, ибо симфонию Брамс трактовал как инструментальную драму, четыре части которой объединены определенной поэтической идеей. Композитор не хотел в угоду какомулибо избранному сюжету нарушать строение классического цикла, хотя «скрытая» не обнародованная программа, очевидно, определяла собой замысел каждой из его четырех симфоний. Их крайние части насыщены напряженными конфликтами, а средние служат лирическим отступлением, отдохновением в разбушевавшейся стихии драматических столкновений. Вообще, симфоническая музыка Брамса поражает необычайным богатством оттенков, переходов от одного состояния к другому, сопоставлениями и взаимосвязями контрастных образноэмоциональных сфер. Не красочная декоративность, не колористические эффекты, а детализированная, тончайшая разработка фактуры, образующейся из сплетения напоенных песенностью голосов, необычайная широта мелодического дыхания, редкая интенсивность и напряженность музыкального развития, за которыми стоит непрерывно развивающаяся мысль автора, вот что отличает симфонизм Брамса. Драматизм его музыки восходит к творениям Бетховена, опора на бытовые, в особенности же песенные, жанры сближает его с Шубертом, а страстный, эмоциональный тон, часто присущий его сочинениям, заставляет вспомнить о столь любимом Брамсом Шумане. К наиболее совершенным творениям Брамса, в которых с особой силой раскрылась индивидуальность композитора, принадлежит его Четвертая симфония ми минор.



Рекомендуем:

©  Радио "Визави" ООО "Приток"

Разработка, поддержка, программное обеспечение: "СВ-Дизайн"

Сайт работает на m3.Сайт /версия CPU.0.1/