Радио Визави Тула
               
 

НОВОСТИ


 
Вход | Регистрация
В онлайне - 1
Гостей - 1
Авторизирован. - 0:

 

Новость часа


 

Тульская афиша


 

Музыка на Визави


 

 

МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КОНЦА XIX ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА, часть 4

Равеля отличает и особая любовь к испанской музыке, что не случайно, ведь по происхождению он был наполовину французом, наполовину баском и родился в городке Сибуре, на границе Испании. Недаром в его наследии и уже называвшаяся нами «Испанская рапсодия» для оркестра, и опера «Испанский час», и пьеса для двух фортепиано «Хабанера», и вокальный цикл «Дон Кихот Дульцинее».

Вместе с тем Равель испытал воздействие и русской музыки творчества Мусоргского, Балакирева, Бородина и, быть может, особенно РимскогоКорсакова. Среди тех, с кем общался композитор, были Стравинский и Дягилев, Нижинский и Фокин. Именно Фокин побудил Равеля к созданию балета на античную тему. Так возник балет «Дафнис и Хлоя», ставший одним из высших достижений гениального композитора.

Есть у Равеля и написанные для фортепиано в четыре руки, а затем переложенные для оркестра очаровательные музыкальные иллюстрации к сказкам для детей под общим названием «Сказки Матушки Гусыни» : «Павана Спящей красавицы», «Мальчикспальчик», «Принцессадурнушка», «Красавица и чудовище», «Волшебный сад».

Новаторский дар Равеля ярко проявлял себя и тогда, когда он обращался к классическим жанрам, ведь в его наследии есть и сонатина, и квартет, и трио, и два прославленных фортепианных концерта, которые свидетельствуют о том, что их создатель был блестящим пианистом. Безукоризненное владение композитора всеми тайнами фортепианного искусства проявило себя и в сюите «Ночной Гаспар», где получили музыкальное воплощение образы одноименного произведения Алоизия Бертрана, и в фортепианном цикле «Могила Куперена», в котором Равель отдал дань уважения не только Куперену, но всей французской музыке XVIII века.

Во многих сочинениях и Дебюсси, и Равеля с достаточной определенностью обнаруживаются антиромантические тенденции. Однако, рисуя сложную, многоликую картину искусства конца XIX начала XX века, нельзя забывать и о том, что в ту пору традиции романтизма отнюдь не угасли. Их воздействие особенно явно ощущалось у представителей тех национальных школ, в которых профессиональное творчество обрело ярко выраженную самобытность лишь в середине минувшего столетия. Правда, после смерти великих романтиков нашлось немало эпигонов, сочинения которых изобиловали ремесленными штампами и лишенными подлинного вдохновения имитациями. Но зато у таких композиторов, как Г.Малер, Р.Штраус, черты романтизма, унаследованные ими от Р.Вагнера, а также от его предшественников, обрели чрезвычайно интересное и плодотворное развитие.

О великом австрийском композиторе и дирижере Густаве Малере Д.Д.Шостакович писал: «Что пленяет в его музыке? Прежде всего глубокая человечность. Малер понимал высокое этическое значение музыки. Он проник в самые сокровенные тайники человеческого сознания, его волновали самые высокие мировые идеалы. Гуманизм, неукротимый темперамент, горячая любовь к людям в соединении с изумительной композиторской одаренностью помогли Малеру создать его симфонии, «Песни странствующего подмастерья», «Песни об умерших детях», грандиозную «Песнь о земле».

Жизнь Малера выходца из бедной еврейской семьи была наполнена изнуряющим, каторжным трудом, бесконечными унижениями и тяжелейшей борьбой за высокие идеалы подлинного искусства. Гениальный дирижер, он прошел через множество провинциальных театров, прежде чем был удостоен чести возглавлять придворную оперу в Вене, а позднее «Метрополитенопера» в Нью-Йорке. И везде даже в крупнейших культурных центрах мира ему пришлось бороться с оперной рутиной, капризами исполнителей, произволом сильных мира сего. Но всегда этот непререкаемый властитель оркестра и сцены оставался верным рыцарем музыки.

Трагическое мироощущение, типичное для Малера, быть может, даже больше, чем для многих его современников, охваченных тревожным предчувствием надвигающихся катастроф, конечно, наложило отпечаток на все творчество композитора. Но его питала вера в величие разума человека, в силу его духа, в присущую ему жажду добра и красоты. Кроме того, Малер обожествлял природу, она занимала колоссальное место и в его жизни, и в его произведениях. Воззрения композитора были близки к тому направлению в философии, которое получило название пантеизма и рассматривало природу как воплощение божества.

В юности Малер пробовал себя в разных жанрах, но в зрелые годы в его творчестве безраздельно царят вокальные циклы и симфонии. Слушая его «Волшебный рог мальчика», «Песни странствующего подмастерья» и «Песни об умерших детях», невозможно не вспомнить о песенных циклах Шуберта «Прекрасная мельничиха», «Зимний путь», «Лебединая песнь», о сборнике немецких народных песен «Волшебный рог мальчика», издан.



Рекомендуем:

©  Радио "Визави" ООО "Приток"

Разработка, поддержка, программное обеспечение: "СВ-Дизайн"