Радио Визави Тула
               
 

НОВОСТИ


 
Вход | Регистрация
В онлайне - 1
Гостей - 1
Авторизирован. - 0:

 

Новость часа


 

Тульская афиша


 

Музыка на Визави


 

 

Сложная эпоха начала 20 века

Ярко и талантливо отразил Прокофьев в своей музыке сложную эпоху начала XX века, различные ее стороны. С первых шагов композитор протестовал против серости и пустоты обывательского существования, против кодексов морали современного ему буржуазного общества. Этот протест зачастую принимал форму музыкального гротеска, как, например, в «Сарказмах», в ранних сонатах. И пусть велики были его симпатии к западноевропейской музыке, к самым различным ее явлениям, все же преклонение перед русскими национальными гениями — Бородиным, Мусоргским — осталось непреходящим для Прокофьева на протяжении всей его жизни.

Итак, консерваторские годы позади. К этому времени Прокофьев уже признанный музыкант — пианистисполнитель, покоряющий слушателей своей мощью, одухотворенностью, поразительным, зажигающим ритмом и блеском исключительной техники, и композитор, автор Первого и Второго фортепианных концертов, двух первых сонат для фортепиано, токкаты, многих пьес и этюдов. Его творчество тех лет очень точно охарактеризовал один из современных ему критиков: «С. Прокофьев являет собой художественный синтез традиций классической школы с завоеваниями современных новаторов». Действительно, несмотря на кажущуюся гармоническую разнузданность, затмевающую для многих сущность его произведений, С. Прокофьев «необычайно прост. И вместе с тем какая яркость, характерность и самобытность теммыслей!».

Неожиданно для себя С. С. Прокофьев оказался втянутым в спор, который разгорелся тогда вокруг имени Ф. М. Достоевского: современен ли этот писатель и возможна ли жизнь его произведений на сцене? Не оставляя работы над комедийным балетом «Шут», композитор начинает свою первую трагедийную оперу «Игрок» на сюжет Достоевского. Для этого шага были и другие побудительные мотивы: Прокофьева всегда влекло к музыкальному театру. Свидетельство тому — четыре детские оперы, созданные им до поступления в консерваторию.

Отмирание оперы как таковой

По мнению многих маститых музыкантов того времени, опера, отягощенная условностями, устаревшими традициями, уже отмирала. Прокофьев, соглашаясь с большинством пунктов «приговора» опере, имел смелость «опротестовать» один, главный, а именно: обреченность оперы, неискоренимость отрицательных черт, накопленных ею тремя веками существования и процветания. «.При понимании сцены, при гибкости, свободе и выразительной декламации опера должна быть самым ярким и могущественным из сценических искусств»,— считал он. Поэтому, принимаясь за оперу, да еще на сюжет Достоевского, он как бы бросал вызов и тем, кто обрек оперу как жанр на умирание, и тем, кто решил предать забвению великого русского писателя.

Написанная в короткий срок, первая опера Прокофьева выявила одну из лучших черт его таланта — умение несколькими музыкальными штрихами охарактеризовать персонаж, создать его тонкий психологический портрет. Эти замечательные качества позволили композитору на основе музыки оперы создать симфоническую сюиту «Портреты», где представлены образы главных персонажей: безвольного прожигателя жизни Генерала, ожидающего большого наследства от своей престарелой родственницы; его возлюбленной Бланш, хищницы, жаждущей лишь богатства, денег; ничтожного, алчного ростовщика Маркиза; своенравной Бабуленьки, а также главных героев — Полины и Алексея, людей надломленных, страдающих.

Основной отличительной чертой оперы было отсутствие развернутых арий, ансамблей, которые, по мысли автора, тормозили бы действие и мешали его стремительному развитию. В музыке «Игрока» преобладает ариозный стиль и речитатив, близкий выразительной разговорной речи. К этому композитора побуждали и его взгляд на оперу — в этом он видел одно из средств ее обновления, и проза Достоевского, положенная в основу либретто. «Игрок» стал первым шагом по пути обновления оперного жанра, который через много лет привел Прокофьева к созданию величественной музыкальной эпопеи «Война и мир».

Вскоре был закончен балет «Шут». Но, едва отослав его Дягилеву, композитор принялся за, переделку балета «Ала и Лоллий». Не имея надежд на постановку, он из лучших номеров сделал симфоническую сюиту и назвал ее «Скифской».

С. С. Прокофьев был в том возрасте, когда силы его искали выхода в творчестве, в новых произведениях, и молодость, так блистательно начавшаяся, звала к новому, еще неведомому. Летом и осенью 1917 года Прокофьев живет в Кисловодске. Он занят подготовкой к концертным выступлениям, окончанием Первого скрипичного концерта, Классической симфонии, Третьей и Четвертой сонат для фортепиано.

Премьеры первой оперы «Игрок»

Приближалась премьера его первой оперы «Игрок», которую композитор ждал с нетерпением. Ставил ее в Мариинском театре Вс. Мейерхольд. Уже известный режиссер, пользовавшийся, как и Прокофьев, репутацией смелого искателя новых путей в искусстве, он преклонялся перед талантом и незаурядностью натуры Прокофьева. Творческая дружба этих художников, начавшаяся тогда, продолжалась потом много лет. Но первая совместная работа окончилась неудачно: вопреки стараниям Мейерхольда оперу сняли с постановки — певцы отказались ее петь.

Несколько десятилетий оставалась эта опера в безвестности. А когда была поставлена в Большом театре в 1974 году, современники назвали ее «оперой века».

Неуспех оперы мало огорчил композитора; к тому времени он увлекся мыслью о концертной поездке в Южную Америку. В этом его поддерживали и окружающие.

Они говорили ему, что в Западной Европе не до музыки — там война; в России не до музыки — здесь революция. Зачем терять время? Надо ехать в Америку: там «можно многое увидеть, многому научиться и свои сочинения показать». «Поглощенный искусством, я не имел полного представления о размахе и значении Октябрьской революции, а потому мысли об Америке пустили корни в моем мозгу»,— вспоминал впоследствии композитор.

В марте 1918 года Прокофьев возвращается из Кисловодска в Москву, а затем в Петроград. Визит к Луначарскому, бывшему тогда наркомом по просвещению, разрешение на выезд определили на многие годы жизнь композитора. «Таким образом,— писал он,— прозевав возможность с размаху включиться в советскую работу, я получил заграничный паспорт и сопроводительный документ, гласивший, что я еду по делам искусства и для поправления здоровья. Напрасно один мудрый человек говорил мне: «Вы убегаете от событий, и события не простят вам этого: когда вы вернетесь, вас не будут понимать».

«Мудрый человек»

«Мудрый человек», предостерегавший его от ложного шага,— скорее всего, это был Н. Я. Мясковский,— не ошибся: дорогой ценой расплачивался впоследствии композитор за свой опрометчивый поступок.

Нелегкая судьба ждала его на чужбине, хотя не эмигрантом и не изгнанником оставлял он свою Родину. Он был уверен в своем скором возвращении, но это возвращение отодвинулось на многие годы.

Путь его лежал в Южную Америку, такую далекую и романтичную. Однако, оказавшись в Японии, Прокофьев вынужден был изменить свои планы — ехать пришлось в США. Знакомство с этой страной началось для композитора не самым лучшим образом, да и дальнейшее пребывание в ней принесло больше разочарований, чем радости. Лишь через четыре года, когда он вновь посетил Соединенные Штаты Америки уже европейски знаменитым артистом, американцы встретили его более гостеприимно. Но в первый приезд нелегко пришлось неизвестному музыканту. «.Я бродил по огромному парку в центре НьюЙорка и, глядя на небоскребы, окаймлявшие его, с холодным бешенством думал о прекрасных американских оркестрах, которым нет дела до моей музыки; о критиках, изрекавших сто раз изреченное вроде «Бетховен — гениальный композитор» и грубо лягавших новизну. Я слишком рано сюда попал: дите (Америка) еще не доросло до новой музыки. Приходили мысли о возвращении: «Вернуться домой? Но через какие ворота? Россия со всех сторон обложена белыми фронтами, да и кому лестно вернуться на щите!»

Поначалу Прокофьев дает несколько концертов в НьюЙорке и Чикаго, но они не спасают его положения, как и первые произведения, созданные на американской земле.

Еще в России Прокофьев задумал написать несколько музыкальносценических произведений. Одно из них — опера «Любовь к трем апельсинам», к созданию которой он вскоре и приступил. Сказочный сюжет оперы о добрых и злых волшебниках, о короле и принце становится пародией на театральные штампы. Периодически появлявшиеся на просцениуме и вечно спорившие Трагики, Комики и Чудаки (а также «присочиненные» Прокофьевым Лирики и Пустоголовые) наполняют содержание оперы полемическим задором и вносят элемент сатиры. Заканчивал эту оперу композитор уже в Европе, куда он вскоре переехал.

Рекомендуем:

©  Радио "Визави" ООО "Приток"

Разработка, поддержка, программное обеспечение: "СВ-Дизайн"