Радио Визави Тула
               
 

НОВОСТИ


 
Вход | Регистрация
В онлайне - 1
Гостей - 1
Авторизирован. - 0:

 

Новость часа


 

Тульская афиша


 

Музыка на Визави


 

 

Лучшие произведения Прокофьева

Лучшие его произведения — и не только музыкальносценические, но и симфонические и фортепианные отличаются театральной выпуклостью образов, конкретностью их музыкальных характеристик. Прокофьев обладал удивительным даром «в звуках «слышать» пластическое изображение». И потому вполне естественно, что композитор проявил себя как замечательный мастер в области оперы и балета.

После возвращения на Родину Прокофьев необычайно ясно осознал свою замечательную миссию — миссию национального русского художника.

Когдато, еще в 1919 году, друзья, ценители его таланта, с тревогой вопрошали, следя за успехами Прокофьевакомпозитора за рубежом: «Кто знает, выдержит ли стихийная русская душа композитора острое искушение со стороны современной утонченнейшей французской музыки, под влиянием которой он находится? И не соблазнится ли он стать законченным мастером «современного» западного музыкального искусства тогда, когда в России давно уже поются новые песни, еще более современные, глядящие в далекое, вперед?»

Теперь же все, кто зорко следил за судьбой «неистового Прокофьева», его «дивного дарования», признавали: «Он поставил свое творчество на службу большим национальным задачам. встал в ряды людей, возделывающих сады социализма. Он сочиняет музыку для широких масс народа».

Характерно новое отношение Прокофьева к тематике своих произведений. «Я эту тему не искал и не выбирал,— пишет он об одном из сочинений.— Она выросла из самой жизни, из ее кипения, из всего того, что окружает, волнует и меня и людей».

Одним из первых его произведений, созданных на русской земле, был балет «Ромео и Джульетта», музыка которого поражает глубиной мысли, точностью портретных зарисовок, реалистической силой образов.

Любовь и ненависть в произведениях Прокофьева

Композитору удалось с необычайной убедительностью передать силу противостоящих друг другу антагонистических начал — любви и ненависти, что составило зерно драматургии балета. Они то развиваются параллельно, то вступают в столкновение, порождая конфликты.

Если образы любви, занявшие в балете основное место, принадлежат к сфере высокопоэтичных, лирических (такова светлая, страстная тема любви, утвердившаяся в оркестровом вступлении, выразительные характеристики Джульетты, Ромео), то образы зла, вражды (Монтекки и Капулетти) обрисованы музыкой мрачной, зловещей, грубо прямолинейной. Причем следует отметить, что все образы даны в движении, в развитии, иногда стремительном. Это особенно ярко выражено в музыкальной характеристике Джульетты: в начале первого акта она предстает совсем еще юным беспечным существом (Джульеттадевочка), а в финале того же акта — она уже другая, исчезла беспечность; в сцене «У балкона» и в «Любовном танце» — это страстная, горячо любящая женская душа.

Сочно, колоритно выписаны композитором и массовые сцены балета: постепенное пробуждение города утром, радостная кипучая толпа в дни карнавала. Эти сцены служат фоном, на котором завязываются определенные события (драка слуг, поединок Ромео и Тибальда), и вместе с тем своим весельем они оттеняют, усиливают драматизм происходящих событий.

Не сразу это замечательное произведение нашло свою дорогу к зрителю. Музыка многим казалась совершенно неприемлемой для балета, и Большой театр, заказавший его, отказался его ставить. Лишь после того как композитор сделал симфоническую сюиту из отдельных номеров балета, им заинтересовался Ленинградский театр оперы и балета, на сцене которого он и был поставлен в 1940 году балетмейстером Л. М. Лавровским.

Одновременно с этим величественным трагедийным произведением Прокофьев создает фортепианные миниатюры «Детская музыка». В них композитор впервые после своего возвращения на Родину обращается к миру детских образов, родной природы. Встречаются здесь и интонации маршевых пионерских песен, которые затем зазвучат в симфонической сказке для детей «Петя и волк», созданной в те же годы. Позже некоторые из пьес «Детской музыки» войдут в балет «Сказ о каменном цветке». Так, мелодия из пьесы «Вечер» станет темой героини балета Катерины, а «Вальс» превратится в «Вальс алмазов».

«Петя и волк»

Симфоническая сказка «Петя и волк» еще в предвоенные годы стала одним из самых популярных произведений Прокофьева, причем не только в нашей стране, но и за рубежом. Эту музыку использовали для балета; Уолт Дисней, знаменитый американский режиссермультипликатор, сделал с ней мультфильм.

В отличие от других сочинений Прокофьева в этом — легко доступные распевные мелодии, характерный выразительный ритмический рисунок. Композитор предстал здесь мудрым художником и остроумным веселым сказочником. Создавая это произведение, он хотел познакомить юных слушателей со звучанием различных инструментов симфонического оркестра, показать их возможности и для этого придумал незамысловатый сказочный сюжет. Сам Сергей Сергеевич писал в предисловии: «Каждое действующее лицо этой сказки изображено в оркестре своим инструментом: птичка флейтой, утка гобоем, кошка кларнетом стаккато в низком регистре, дедушка фаготом, волк тремя валторнами аккордами, Петя струнным квартетом, выстрелы охотников литаврами и большим барабаном. Перед оркестровым исполнением желательно показать эти инструменты детям и сыграть на них лейтмотивы. Таким образом, во время исполнения дети без всякого усилия выучиваются распознавать целый ряд оркестровых инструментов».

Музыка очень живо изображает, словно рисует звучащими красками и беззаботное порхание щебечущей птички, и мягкое, неспешное скольжение кошки, ее томное мурлыканье, и грозный рев волка, и добродушное кряканье нерасторопной утки. И тут же люди — отважный пионер Петя, его ворчливый дедушка, охотники.

В 1937 году, когда отмечалось 100летие со дня смерти Л. С. Пушкина, Прокофьевым была написана музыка к кинофильму «Пиковая дама», к спектаклям «Борис Годунов» и «Евгений Онегин». Тогда же проявился интерес композитора к отечественной истории, и новым достижением его творчества опера «Семен Котко» и кантата «Александр Невский», которые принадлежат к лучшим произведениям мировой музыКальной классики. Но их историческое содержание неразрывно связано с современностью, с той эпохой, когда чувствовалось приближение грозных событий. Не удивительно, что в те годы становились близки страницы национальной истории, ее герои.

Кантата «Александр Невский»

Кантата «Александр Невский» была создана на основе музыки к одноименному фильму С. Эйзенштейна и явилась первым монументальным сочинением Прокофьева на русский героикопатриотический сюжет. В дальнейшем эта линия развивается в его творчестве довольно последовательно: опера «Семен Котко», музыка к кинофильму «Иван Грозный», опера «Война и мир», Пятая симфония.

В кантате семь частей, семь ярких красочных картин, словно выхваченных из той отдаленной эпохи; каждая отображает определенный этап в развитии общей идеи.

Чрезвычайно выразительно показал композитор психологическую суть двух противостоящих сил: Руси и ее врагов — монголотатарских поработителей и псоврыцарей. Музыкальные характеристики и тех и других необычайно ярки, психологически точны, конкретны.

Образ Руси воссоздают народные хоры, лирическое соло женского голоса, чисто инструментальные эпизоды — все пронизано интонациями, близкими к народной русской песне. Чувства, выраженные этой музыкой, очень разнообразны: здесь и лирическая скорбь, и гневный протест, и призыв к действию, и радостное ощущение своей силы, и величаво торжественное воспевание подвига.

Тевтонские псы-рыцари

Тевтонские псы-рыцари

Крестоносцы же — тевтонские псы-рыцари — обрисованы музыкой по своему характеру в основном зловещей, агрессивной. В ней слышатся и воинственные трубные сигналы, зовущие к бою, и истовое религиозное песнопение, и злобное завывание медных духовых инструментов, полное неукротимой Ярости,— все это создает образ зловеще неподвижный, лишенный человеческого тепла.

Начинается кантата картиной скорбного запустения: «Русь под игом монгольским» — символический образ страждущей, подавленной Руси, обрисованной широконапевной мелодией. Ей противостоит мелодия короткая, зловещая — образ дикой, необузданной силы монголовпоработителей.

В эпическивеличавой хоровой «Песне об Александре Невском» — второй части кантаты — и воспоминание о недавней победе над шведами («А и было дело на Невереке»), и готовность к новым испытаниям, уверенность в победе («Не уступим мы землю Русскую»). Основная размеренная мелодия этой части, исполненная сдержанной силы, удали, повторится затем и станет основой эпилога кантаты.

Гневным, взволнованным призывом звучит хор четвертой части «Вставайте, люди русские!». Набатные удары колокола особенно подчеркивают мужественный, волевой характер мелодии. Ее дополняет светлая, величавая тема «На Руси родной, на Руси большой не бывать врагу!» — еще один символ сражающейся Родины; она утвердит себя потом, в самом конце кантаты,— при ликовании народа, под праздничный перезвон колоколов. Но сначала эта мелодия появится в Пятой картине — «Ледовое побоище», которая занимает центральное место в кантате. Грандиозное полотно битвы, созданное чисто музыкальными средствами, потрясает своей яркостью, зримыми образами. Не сменяет прозрачная акварель: знакомая нежная мелодия «На Руси родной, на Руси большой не бывать врагу!» звучит здесь особенно ласково, просветленно, словно вздох облегчения.

А на смену приходит картина «Мертвого поля» — единственный сольный номер в кантате. Это проникновенная скорбная песня для среднего женского голоса, близкая к народной. Музыка тонко передает состояние тихой скорби, сосредоточенного размышления об убитых и живых и осознание радости обретения жизни.

Въезд Александра Невского во Псков

Эпилог кантаты — «Въезд Александра Невского во Псков». Торжествен и величав хор, прославляющий победителей.

Горделивую радость за историю своей страны, за ее героев рождает эта музыка, и сила ее воздействия на слушателей не только в высокой идее, в утверждении светлого человеческого начала, но и в истинной художественности, поэтичности и конкретности музыкальных образов. Героическая тема народной борьбы продолжена в опере «Семен Котко». И хотя в ней отображено уже другое время, иные события — период гражданской войны на Украине,— она продолжает ту же патриотическую линию в творчестве композитора, которая утвердилась в «Александре Невском».

Семь лет продолжал Прокофьев поиски сюжета для своей оперы и наконец остановился на опубликованной в 30е годы повести В. Катаева «Я — сын трудового народа», которая и стала основой либретто оперы.

Интересны, разнообразны музыкальные характеристики главного героя и других персонажей оперы.

Образ главного героя Семена Котко многогранен, в первой же сцене он предстает то как солдатгерой, то как нежный, любящий сын. Софья, невеста Семена,— то застенчиво ласковая, то гневно решительная в сцене с отцом, деревенским богатеем Гкаченко; сестра Семена — Фроська — предстает сначала озорным, неугомонным подростком, а затем — человеком созревшим, возмужавшим в страданиях.

Образы большевиков

Образы большевиков

Впервые в русской опере нашли глубокое, художественно убедительное воплощение образы большевиков — Ременюка. Это не безликие маски сугубо положительных героев, каких было немало в операх того времени, а живые конкретные люди.

Самыми впечатляющими в опере являются народномассовые сцены. В них основная гуманистическая идея оперы: неизбывность, неиссякаемость народной жизни вопреки всем горестям, бедам, что извечно несут народу поработители.

Народнопатриотическая тема воплощается в различных сценах: то в жанровобытовых, например встреча Семена с односельчанами, то в драматически напряженных — подобно сцене казни большевиков и пожара в конце второго акта, то в патетически приподнятых — как в сцене клятвы партизан и народного ликования в последнем акте.

Центральное место в опере занимает третья картина. С удивительным мастерством композитор противопоставляет здесь картины «мира» и «войны».

Пленительная музыка оркестрового вступления — это своего рода ноктюрн, рисующий благоуханную украинскую ночь с ее таинственными шорохами; затем лирические сцены молодых влюбленных Семена и Софьи, матроса Царева и Любки. Кажется, мир, покой царят здесь испокон веку — ив природе, и в душах людей. Потому так упоительно величава мелодия, объединяющая все эти сцены в одно целое.

Но вот в село приходят немцы — и начинаются казни. И тоскливые причитания Любки, потерявшей от горя рассудок, отдаются тоскливым эхом в сердцах потрясенных односельчан. В высоком, напряженном регистре звучит ее одинокий голос: «Нет, нет, то не Василек»,— как заклинание повторяет она.

Но, когда эту же мелодию подхватывает хор народа — в самом конце третьего акта, она преображается в яростногневную.

И не одна украинская деревенька, и не 1918 год конкретно предстают перед зрителемслушателем — вся Русская земля во все времена ее долгой истории поднимается в своем гневе. Это кульминация оперы, она исполнена огромной неистовой силы, трагического исступления. Непостижимой кажется власть музыки — захватывающей, потрясающей, удивительным — мастерство композитора.

Хоровые и оркестровые выступления

Различные — хоровые и оркестровые — пласты гармонично сплетаются с сольными репликами в одну грандиозную трагическую картину. И над всем этим парит одна и та же неотразимая мелодическая попевка: многократно повторяясь, она словно зачаровывает, гипнотизирует и становится хоровым воплем, который с потрясающей силой выражает горе народа, доведенного до отчаяния.

Эта первая Русская опера Прокофьева, поставленная в 1940 году, поначалу вызвала много споров. Но благодаря своим высоким художественным достоинствам пережила многие оперы 30х годов, совершенство которых тогда казалось бесспорным.

В опере «Семен Котко» Прокофьев (как и в предыдущих своих операх — «Игрок», «Любовь к трем апельсинам») преодолевает многие театральные условности, статичность и развивает действие сжато, стремительно. Большое место здесь отведено лирическим образам, которые все более властно утверждают себя в творчестве композитора. Отсюда мелодически распевные монологи, ансамбли, хоры. Особенно знаменательно то, что композитор впервые в своем творчестве вывел на оперную сцену простой народ и уделил значительное место массовым хоровым сценам.

Несмотря на черты некоторого сходства, музыкальный язык оперы «Семен Котко» и кантаты «Александр Невский» различен, как различны и выразительные возможности того или иного жанра. Главное же, что объединяет эти произведения,— в общности идейноэмоционального содержания: эти произведения рождены раздумьями об исторических судьбах Родины, любовью к ней.

Осенью 1940 года Прокофьев завершил работу над комедийной оперой «Обручение в монастыре» («Дуэнья») по пьесе английского драматурга Шеридана. Сюжет оперы близок сюжетам оперыбуффа XVIII века. Все сюжетные перипетии, характеры персонажей очень ярко, образно воплощены в музыке. Вот, например, богатый старик — рыботорговец Мендоза. Его вокальная партия почти сплошь гротескна. А музыкальные характеристики юных влюбленных звучат то лирически просветленно, мечтательно, то озорно, лукаво. Интересны и массовые сцены оперы — танцы масок в первой картине, комический хор монахов. В целом же музыка оперы «Обручение в монастыре» легкая, изящная, что придает произведению особое обаяние.

Рекомендуем:

©  Радио "Визави" ООО "Приток"

Разработка, поддержка, программное обеспечение: "СВ-Дизайн"